Миссис Норрис (kittycarma) wrote in mayonesa_nax,
Миссис Норрис
kittycarma
mayonesa_nax

Category:

Тоже творчество

Наткнулась на "рождественскую" глянцевую, да еще и конкурсную историю о том, что готовить для праздничного стола можно и без майонеза. Многобукв и, на мой взгляд, топорно, но хоть что-то, хоть как-то, плюс иллюстрации ДО и ПОСЛЕ. Модераторы порекомендовали выложить весь текст сразу.


Новый Год, хоккей, майонез и Толик

- Поел бы чего!
- Мам, не могу. Бежать пора. Вон, Витьке из пятого «Б» позавчера зуб выбили на хоккее,
а мне и похвастаться нечем!
- Толя, не вздумай! – мама пригрозила ему пальцем. Галина Тургунбаевна была
слишком занята, чтобы волноваться – она должна успеть приготовить праздничный
ужин.
Ароматы уже начали разноситься тонкими струйками по всей квартире. Готовилось
много и сразу. Шесть огромных картофелин варились в соответствующего размера
кастрюле, рядом красила кипящую воду в багровый цвет свёкла, морковь почему-то
была вместе с ней. Чайник еле умещался на плите, но своим свистом призывал на
помощь.
- Хлеба купи!
- Мам, я же поиграть! Я не успею! – Толик потряс клюшкой над головой.
- И майонеза 5 банок.
- Ну, мам!
- Яйца не надо, у нас ещё пара десятков. Хватит. – Галина его не слушала. Некогда.
Сегодня ж Андреевы приходят (вот нахлебники), Серёжа с новой женой, Машка и Вика
с работы (зря позвала), Артём Гаврилович (может, повысит всё-таки) и ещё кто-то – всех
не упомнишь. Объём работ по кухне был сопоставим с предполагаемым количеством
съестного, которое должно быть на столе. Про такие случаи и говорят: «Стол ломится».
Некогда, некогда, некогда! Нужно успеть сделать селёдку под шубой, оливье, мимозу с
лососем, зажарить куриные окорочка «по-французски», салат из кальмаров, жюльены и
бутерброды «Итальянская Пицца» и по мелочам. Как хорошо, что студень и заливное
сделала заранее.



В замочной скважине зазвенели ключи. Наверное, Толик идёт. Быстро он.
- Галюнь, я дома! – нет, не Толик, а бедствие посерьёзней. Муж. И по совместительству
папа Толика.
Запах мандаринов вошедший вместе Виталием указывал на то, что Новый Год
обязательно случится во что бы то ни стало. Указывал, но не заглушал утончённый запах
корпоративного шапманского, заполированного гаражной водкой. Но Галине было не
до того – где же Толя, точнее, где майонез?
- Толю не видел?
- Видел, с пацанами на льду рубится. Говорит, что выигрывает. Ай!!! – Виталий обжёгся
о горячий противень с пирогами.
- Куда лезешь! Не тебе напекла! За майонезом сходи. – Галина начинала нервничать.
Мысль о майонезе пела в голове, как надоедливая реклама.
- А Толик на что? Он у нас помощник или кто? – стянув ещё пару пирожков, Виталий
резво покинул маленькую кухню, которая сегодня почему-то стала казаться ещё
меньше.
Тем временем матч внеочередного дворового чемпионата подходил к концу, страсти
были накалены до предела – шутка ли, это же последняя игра в этом году! Тот, кто
выиграет будет ходить с высоко задранным носом весь следующий год, а кому-то придётся ходить понурым.
Счёт был скользким, как и лёд на площадке – 7:8. Играть до
свистка ещё целую минуту. Толик устал, с трудом возил шайбу, но не сдавался.
Преимущество в одну шайбу надо удержать, чтобы не было как год назад.
- Толя! Толя! Хватит играть! Домой! Ты майонез купил? – Галина Тургунбаевна кричала
из окна пятого этажа.
И... всё пропало! Толик лишь на миг бросил взгляд в сторону, откуда доносился строгий
голос мамы. Только на долю секунды отвлёкся от шайбы. И потерял её. Пас, передача,
обводка, гол. До конца встречи «своих» и «наших» полминуты. Арбитр Михалсергеич в
полосатом свитере подъехал с шайбой на точку вбрасывания. Толик старался сдержать
нервы. Ничья, но шанс есть. Толя чувствовал свою персональную ответвтенность за этот
необязательный гол, поэтому сразу рванулся через центр на пятачок. Секунды,
секунды... ну, где же шайба?! Почему никто не даёт пас? И всё. Чуда не случилось.
Свисток поставил жирную точку в игре. Или запятую, ведь не может быть ничьей?
Должны же дополнительное время отыграть!
- Дружба победила! – Михаил Сергеевич (кстати, он настоящий судья, только на пенсии)
подтвердил самые страшные мысли Толика и всех остальных одиннадцати игроков на
льду и ещё доброй двадцадки запасных.
- Ну Михалсергеич, ну пожалуйста, ещё десять минут, ну хоть буллиты! – Ребята знали,
что давить на жалость бесполезно, но им очень не хотелось заканчивать год ничьей.

Коньки висели на крюке клюшки, накинутой на левое плечо. Изредка они звонко били
Толика по затылку, но какая разница – во-первых, на Толике был красный шлем с
белым номером «13», а во-вторых, Толик был угрюм, сердит и подавлен. Ах, да, в-
третьих! В-третьих, он думал о майонезе. Сначала он думал о маме, которая его
отвлекла, но потом пришёл к мысли, что во всём виноват майонез. Не нужен был бы он
маме, она бы не крикнула в самый ответственный-преответственный момент. Так он
брёл по улице в сторону магазина. Уже темнело, зажигались фонари. Мелкий снег
сыпался с неба и очень красиво искрился. Толик пытался ловить снежинки языком, но
ему быстро это надоело, тогда он стал просто пинать кусок льда перед собой.

А вот и знакомая надпись «П-р-укты» (кажется, что две буквы не горели со дня открытия
магазина).
- Драсьте, Тёть Даш! Мама велела хлеба! И майонеза.- Последнее слово парнишка
произнёс с грустью, злобой и ненавистью одновременно.
- Здравствуй, Толя. Хлеба какого и сколько? А майонеза нет. Ещё вчера кончился,
раскупили всё, ты же знаешь – Новый год!
Чувства Толика в этот момент описать очень сложно. С одной стороны, мама явно будет
сердиться и ругаться. С другой стороны Толя почувтствовал, что отомщён. Нету
майонеза. Нет причины всех его сегодняшних бед!
- Так какого хлеба-то? А за майонезом в «Нику» сходи, у них должно быть. –
Добродушие продавщицы Даши мигом развеяло сложные мысли Толи об отмщении.
Похоже, что майонез всё же будет.
- Два белого, два чёрного. А с изюмом булки есть?
- Держи, давай я тебе ещё конфет отсыплю. – Дарья всегда хорошо относилась ко всем
покупателям, но сегодня она была в ещё лучшем настроении.
Через пяток минут дверь магазина закрылась за Толей и тут же открылась вновь:
- С наступающим, тёть Даш!

Резво пережёвывая булку Толик шагал в «Нику». Теперь жизнь уже не казалась такой
серой и несправедливой. Подумаешь, ничья! Всё равно игра была хорошая. И булка
вкусная. И ещё конфетки в кармане – пара мишек, суфле, ананасная и стратосфера.
Дорога лежала через школьный двор. Ребята засмеют, если увидят рядом со школой в
каникулы.
Толик не любил ходить в «Нику». Никто не любил. Бывший гастроном «Ника» поменял
только название. Прилавки, продавцы, уборщицы, ассортимент и отношение к
покупателям остались прежними.
- Добрый вечер, мне нужен майонез. Мама просила купить пять банок. – Толя знал, что
в этом магазине надо быть вежливым, серьёзным. Нельзя шуметь, шутить и улыбаться.
- Нет майонеза. Ещё чего? – Голос дородной дамы в белом халате и розовой пилотке-
пирожке прозвучал как приговор.

Понятно, почему Толик брёл домой со вновь вернувшимися тяжкими думами. Даже
вкусная конфета от Дарьи не могла скрасить уныние.

- Как нет майонеза? Ты в магазине-то был? Где деньги? В «Нику» ходил? Витя, подойди
сюда? Иди раздевайся, сейчас отца пошлю за майонезом. – Галина нервничала. Сильно.
Очень.
- Есть чего? Там брак колбасы какой-нибудь не для гостей, а то есть уже хочется. –
Настроение Виталия пока ещё было хорошим, даже несмотря на то, что ему пришлось
выносить мусор и даже несколько раз помогать по кухне.
- Езжай в районный за майонезом. У Дашки и в «Нике» нету его.
- Так я ж того! – жест Виталия указывал на шею и на то, что за руль садиться нельзя.
- На автобусе! За час управишься. Быстрее, а то не успею к гостям. – Галина не
преувеличивала. Из всего обширного меню, наверное, только морс и готовые заливное
и холодец планировались без майонеза.

Час прошёл. Впустую. Майонеза не было нигде. Понурые Виталий и Толик уже успели
выслушать много нехороших и обидных слов, Галина же и вовсе плакала. Вся жизнь
пролетала перед её глазами. Она вспомнила все обиды и ужасы своего существования,
но не могла припомнить позора, сравнимого с тем, который случится, когда в дверях
покажутся гости. Вот тебе и Новый Год без угощений. Домашний майонез Галина
делать не умела. Только пяток яиц перевела зря.
- Мам, а без майонеза нельзя? Бабушка же делает. – Толик боялся навлечь на себя
новую порцию гнева, но и смотреть на слёзы матери не мог.

Кажется, что Гагарину было проще быть первым человеком в космосе, нежели Галине
начать готовить без майонеза. Но делать нечего, надо что-то делать. Первые шаги в
такой кухне («пресной», по мнению Галины) она уже когда-то делала, но они уже
забылись, всё приходилось изобретать заново. Вместо селёдки под шубой на столе
появилось узкое длинное блюдо с сельдью,
политой ароматным подсолнечным маслом, а свежий зелёный лучок вперемешку с
кольцами репчатого завершал картину. Отваренные овощи для «шубы» стали основой
для замечательного винегрета с уксусом и всё тем же маслом. Лосось вместо того
чтобы стать мимозой стал паштетом. Часть варёной картошки была посыпана укропом
и пошла на гарнир к куриным окорочкам, которым не суждено было стать «по-
французскими», они стали обычными. Золотистыми, с чесночком, хрустящей кожицей и с запахом,
который, казалось, накрыл аппетитной невидимой вуалью весь подъезд.



Начали подходить гости. Кто с шампанским, кто со свёртком, Артём Гаврилович с
гвоздиками и коньяком.
Пора провожать этот год. За стол!

- Ой, Галина Тургунбаевна, рецептик курочки дадите? Ну, не жадничайте! – Вика
спрашивала на полном серьёзе. Галина не верила. Она не могла верить в то, что кто-то
может полюбить такие простейшие блюда.
- Добавочки можно? Мне вон тот салатик. Ага, и холодечик!
- Галя, паштетик передайте, будьте так любезны.
Куранты отбили 12 раз, бокалы с шампанским отзвенели и уступили место звону вилок
и ножей. Всё. Абсолютно всё шло на расхват. Галина не понимала, что происходит. Она
просто не хотела и не могла установить причину происходящего. Обычно вкусные
праздничные блюда оставались ещё на несколько дней, а тут те же объёмы еды
уменьшались с пугающей быстротой.
- Знаете, Галина... У Вас всё так красиво, вкусно. По-настоящему, как-то. Сразу видно,
что Вы любите и умеете готовить и не маскируете это под слоем майонеза. – Слова
Артёма Гавриловича попали в точку. Галина покраснела. Но все подумали, что это от
скромности. Только Виталий с Толиком перемигнулись и никому ничего не сказали.

Эпилог.
А Толику, между прочим, родители подарили настоящие хоккейные краги и записали в
хоккейную школу на следующий год. У него всё получится.

В статье использованы фотографии рецептов с сайта Поварёнок.ру.
(с) Oxana_71 от сайта www.Povarenok.ru
Источнег
Tags: философия нямки
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 46 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →